Марина Воронова
22.10.2009 в 17:26
Пишет jackycat:

С вашего позволения
Название: Полуночный диалог.
Автор: jackycat
Фэндом: Мушкетеры А. Дюма
Пейринг: Атос/д'Aртаньян
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Дисклаймер: персонажи принадлежат А.Дюма

- О чем вы думаете, любезный друг? – Атос подошел к постели и присел на ее край.
Лежащий на животе гасконец, все это время развлекавшийся тем, что пытался подцепить острием шпаги торчащий из под сброшенной на пол одежды кошелек, слегка повернул голову и увидел его легкую улыбку.
- Я, право, удивлен: вы впервые спрашиваете меня об этом, - сказал он, оставив игру со шпагой и подперев щеку ладонью.
- И все же скажите мне.
- Вы непременно этого хотите? Ведь я могу размышлять о женщине, а вас, я знаю, тяготит выслушивать высказывания на эту тему.
- Я уже достаточно хорошо изучил вас и заметил, что, когда вы думаете о дамах, ваши черты приобретают мечтательное и грустное выражение, а теперь вы спокойны, вы улыбаетесь, следовательно, не женщина занимает ваши мысли, если только это не какая-нибудь любовная история, о которой я не знаю.
- Вы угадали, я думал о другом.
- О чем же?
- О вас.
- Неужели?
- Да, о вас. О том, что если бы не те славные господа-гвардейцы, с которыми мы имели честь драться на нашем с вами первом свидании, вы убили бы меня, и, попав в рай, а я уверен, что попал бы именно туда, и узнав о том, чего в этой жизни лишился благодаря своей собственной глупости, я остался бы вечно безутешным.
- Но ведь могло статься, что вы прикончили бы меня, - произнес Атос, положив ладонь на бок д'Артаньяну там, где заканчивалось покрывало, которым тот укрывался, - вам было проще осуществить это, ведь боль от раны меня порядком изнурила и, признаться, я с трудом держался на ногах.
- Льщу себе мыслью, что тогда вы бы очень пожалели об этой дуэли. И, поверьте, я имею в виду не столько вашу любовь к жизни или склонность к себяедению из-за собственных ошибок, сколько нечто другое. Ведь, как известно, после смерти человеку дано видеть разом прошлое, будущее и даже то, что могло бы случиться и что скрыто от него в этом мире.
- Кто знает, - проговорил Атос.
- А я думаю: вы были бы близки к отчаянию, - сказал д'Артаньян лукаво, улыбаясь во весь рот, - ведь я верю всему, что слышу от вас, и порой ваши слова так поднимают мое самомнение, что я чувствую себя выше всех прочих смертных как минимум на голову.
Поскольку Атос предпочитал скрытничать в разговорах, касающихся его чувств, особенно если при этом не пьян и не одержим страстью, д'Артаньян очень забавлялся, дразня его.
- Этот самохвал – настоящий гасконец, - вздохнул мушкетер, улыбнувшись и качая головой.
- Не самохвал, а себялюбец, как вы не раз изволили меня называть.
- В вашем случае эти два термина взаимодополняемы и означают почти одно и то же.
Тут д'Артаньян резко поднялся и, выпрямившись, оказался лицом к лицу с Атосом так близко, что тот ощущал кожей его дыхание.
- Выходит, у вас есть четкое расписание для слововыражений, поскольку некоторые из них я слышу преимущественно в темное время суток, - проговорил он, снизив голос почти до шёпота.
- Вы предпочитаете, чтобы эти слова услышал еще кто-нибудь кроме вас? Гримо, к примеру, чей чуткий слух заслуживает еще большего уважения, чем его преданность.
Атос старался оставаться спокойным, хотя и чувствовал, как мурашки бегут по спине, раздумывая о том, что можно воспользоваться тем малым расстоянием, которое их сейчас разделяло.
Угадав его мысли, д'Артаньян наклонился еще ближе и так застыл, улыбаясь и желая, чтобы друг выразил свои чувства действием, ежели не решается их высказать.
На этот раз Атос не заставил себя долго ждать и вожделенно припал к его губам, обвив ладонями лицо и шею и запутавшись пальцами в длинных волосах.
- Черт возьми, д'Артаньян! – вздохнул он, прервав поцелуй, - с вами я чувствую себя на десять лет моложе. Надеюсь, этого признания вам достаточно.
- Я счастлив это слышать, - произнес гасконец, ловя его руку и продевая пальцы между пальцами друга, - и тешу себя надеждой, что к моему обществу вы будете прибегать чаще, чем к обществу бутылки, потому что она делает вас похожим на пятидесятилетнего старика.
При этих словах тень пробежала по лицу Атоса. Он нахмурился и заметил, высвободив свою ладонь из рук д'Артаньяна:
- Если вы думаете, что я с наслаждением трачу свое время на попойки, то вы ошибаетесь. Вы даже не представляете, насколько я был бы счастлив обходиться без вина и быть при этом жизнерадостным подобно вам.
- Но спиртное не помогает избавиться от тяжелой меланхолии, в которую вы временами впадаете, так стоит ли тратить на него и деньги, и свое здоровье?
- Вы правы, - Атос вздохнул, - я ищу в нем забвение, а нахожу еще более глубокую печаль. Но по какой-то нелепой причине продолжаю верить, что однажды вино принесет мне облегчение.
- Должно быть, с вами произошло ужасное событие, воспоминание о котором все еще держит в плену вашу душу.
- Произошло, - эхом отозвался Атос.
- Расскажите мне.
Д'Артаньян заглянул в глаза друга и понял, что его сознание находится сейчас где-то далеко-далеко.
- Стоит ли? – Атос вновь улыбнулся, силясь отогнать от себя мрачные мысли, - вы еще слишком молоды, чтобы отравлять себе жизнь чужими невзгодами.
- И все же, когда нибудь, пусть не сейчас, но вы расскажете мне об этом, - сказал д'Артаньян таким самоуверенным тоном, что удивил не только Атоса, но и себя самого. Он положил ладони на плечи товарища и, придавая своему голосу веселости, продолжал:
- Но прежде я должен доказать вам, что могу воздействовать на вас лучше любого хереса и сменить эту горестную мину на вашем лице более отрадной. Только сделайте доброе дело, погасите свечу.

URL записи